No Image

Дочь нигяр калфы и ибрагима паши

3 просмотров
11 декабря 2019

Эсманур (в младенчестве названная Кадер) была дочерью Ибрагима-паши и Нигяр-калфы в сериале «Великолепный век». И у этой девочки была печальная судьба. С матерью ее разлучили, а отца казнили. Сама же девочка пропала. Но куда? Чтобы в этом разобраться, нужно вспомнить события в сериале.

Эсманур воспитывалась в доме, купленном Ибрагимом-пашой. Воспитывалась внимательной няней. Отец к ней регулярно заходил. А вот мать, Нигяр, была выдана замуж за Рустема-пашу и отбыла с ним в провинцию, где тот служил санджакбеем.

Но потом Ибрагима-пашу казнили по приказу султана Сулеймана, а Матракчи, его преданный друг, решил позаботиться об Эсманур. И он девочку, вместе с её няней, посадил на корабль, который должен был отвести их в Паргу — греческий город, откуда был родом Ибрагим, и где, получается, в то время снова жили его отец и брат-близнец Нико.

Ибрагим-паша с Эсманур

Почему Матракчи не отдал девочку ее родной матери Нигяр? Дело в том, что все произошло внезапно, неожиданно. Нигяр была за много километров от столицы. А жизни девочки, возможно, что-то угрожало. Ведь если султан Сулейман избавился от Ибрагима, то, возможно, решит избавиться и от его незаконнорожденного ребенка (Эсманур). Кроме того, по законам ислама замужняя женщина не может брать с собой в семью мужа детей от предыдущих браков. Рустем бы никогда не позволил жить Эсманур (ребенку его злейшего врага) с ним в одном доме.

Матракчи поступил так, как должен был добрый мусульманин в такой ситуации. Он отправил девочку к семье его отца. Можно догадаться, что отец Ибрагима и его брат жили в те времена уже не плохо, Ибрагим им помогал деньгами (ведь Ибрагим-паша был баснословно богат, богаче был только султан в Османской империи) .

Думаю, что до места назначения няня с ребенком доплыли. Ну а Нигяр, после развода с Рустемом, не нашла их семью только потому, что те переехали. И никто из соседей не знал — куда именно. Вероятно отец и Нико хотели уберечь ребенка от пересудов, а быть может боялись, что султан пришлет своих людей сюда за девочкой, чтобы ее забрать.

Вероятно, они вырастили ребенка, как христианку, поскольку сами являлись христианами. Возможно, даже сменили ее имя на христианское. Но вряд ли стали скрывать от нее имя настоящего отца. Все-таки Ибрагим-паша был не последним человеком в Османской империи. И им можно было гордиться.

Как все было в реальной истории

Кто-то считает, что прототипом Нигяр-калфы является Мухсине — женщина, которая, по истории, являлась то ли любовницей, то ли женой паши. И у них был общий сын. Но он умер в детском возрасте, через 3 года после казни его отца. Эсманур – это вымышленный персонаж.

(Маленькая трагедия по мотивам сериала «Великолепный век»)
Автор: Екатерина Савельева
Действующие лица:
1. Ибрагим-паша Хазретлери, бывший великий визирь Османской империи
2. Нигяр-калфа, его любовница
3. Начальник стражи
4. Янычары
5. Автор
Необходимые пояснения
1. Паша – высокопоставленный сановник в Османской империи.
2. Хазретлери – почётный титул очень знатной особы, аналогичный европейскому «Его сиятельство». Ударение на последнем слоге.
3. Калфа – женщина, служащая в гареме по найму. Калфа не является ни рабыней, ни наложницей султана. Должность Нигяр можно назвать «административной»
4. Шахзаде – сын султана, принц.
5. Хюррем-султан – Роксолана, супруга султана Сулеймана.
6. Эди-Куль – турецкая тюрьма для государственных или особо опасных преступников.
7. Топкапы – официальная резиденция турецких султанов.
8. Кадер – внебрачная дочь Ибрагима-паши и Нигяр-калфы.
9. «Великолепный» – прозвище султана Сулеймана, под которым он вошёл в историю.
Пролог

Автор
Друзья мои, фанаты сериала!
Простите мне немыслимую наглость,
Но я хочу в шекспировской манере
Вам рассказать историю прощанья
Паши ХазретлерИ с Нигяр-калфой.
Не знаю,
Чего там нагорОдят сценаристы,
Но я так вижу горестный финал.
А если этот дивный сериал
Вы, к сожалению, ещё не посмотрели,
То я канву событий изложу.
Ибрагим –паша
Родился в Греции, в деревне Парга,
В семье простой и честной рыбака.
В детстве
Он был похищен, продан в рабство, но, однако,
Сумел устроиться при Сулеймане-шахзаде.
А при султане-Сулеймане его взлёт
Был просто феерическим. В конце концов
Он получил печать великого визиря.
Люто враждовал
С Хюррем-султан, известной больше
Как Роксолана. В жёны взял
Сестру султана Хатидже, а Нигяр-
Калфа была его любовницей.
Её он подло предал, а ребёнок
Пропал. Да, по закону жанра.
Спустя три года,
Он всё же найден был. А потом
Беднягу Ибрагима обвинили
В работе на еврейскую разведку… простите,
На Папу Римского и прочих
Врагов империи Османской.
Он был, естественно, казнён.
Итак, послушайте! Прошу по ходу пьесы
Не ждать, что автору фантазия придёт
Исправить волю рока; она о том,
Как пред лицом Судьбы неумолимой
Спасают то, что дорого и важно.

Читайте также:  Второе блюдо из стручковой фасоли

Действие 1.
Темница Эди-Куль. В камере – Ибрагим-паша Хазретлери, бывший великий визирь, обвинённый в государственной измене. Входит Нигяр-калфа.

Ибрагим-паша
Нигяр?! Привет. Я знал, что ты придёшь.

Нигяр-калфа
Я много дней стояла у ворот
Темницы Эди-Куль.
Терпела поношенья горожан
И гнусные насмешки стражи.
Но вот сегодня утром эти твари
Как видно, сжалились.

Ибрагим-паша
Нет.
Это значит, что процесс закончен.
Ну что ж…
Хотя бы ожиданию конец.
А мне, представь, сегодня разрешили
Использовать бумагу и перо.
Расщедрились…
Чего стоишь? Садись…
Здесь, правда, лишь одна солома.

Нигяр-калфа
(робко)
Скажи мне, Ибрагим, а правда ль
Виновен ты в измене государству?

Ибрагим-паша
Виновен я в глазах Хюррем-султан.
А карает меня Тот,
Кто выше и Хюррем, и Сулеймана.
Он, видно, может покарать руками
Прислужников Нечистого…
Но за совсем иные прегрешенья.
Нафиг было
Мне злато франков, коль не знал,
Куда своё девать?!
Не в этом дело. Я вероотступник.
Я пролил реки христианской крови,
Я предал Бога моего Христа.
Понять ты это можешь, мусульманка?
Я предал мир, к которому стремилась
Моя душа. И тебя, Нигяр,
Я предал так жестоко и позорно…
Наверное, меня уж поджидают
В Девятом, самом нижнем круге Ада,
Где все предатели.* Теперь,
Когда я вижу, как у ног моих
Разверзлась эта бездна, то не смею
Молить о милосердии Творца.
Просить
Я вообще по жизни не люблю.
Но сдохнуть, унося с собой ещё
Твоё проклятье… нет!
Мне это было б слишком тяжко.

Нигяр-калфа
Всевышний, как Его ни называй,
В сердцах читает. Не заглядывай Туда,
Где принимать решения не властен,
Паша Хазретлери!
Что до меня, то о каком проклятье
Ты говоришь? Ни у смерти на краю,
Ни в скорби, что на долгие года
Меня окутала,
Тебя я, Ибрагим, не проклинала.
Любовь ведь лишь тогда чего-то стоит,
Когда бессмертна. То – моя судьба.

Ибрагим-паша
Как я всё же рад,
Что ты пришла! Тебе известно –
Я по рождению христианин.
А по канонам веры христианской
Последний опозоренный преступник
Имеет право исповедаться. Однако
Я не хочу, чтобы какой-то поп
Меня выслушивал с брезгливой миной.
Чтоб посторонний возлагал персты
На раны тайные визиря Ибрагима!
Поговори со мной. Лишь от тебя согласен
Принять я отпущение грехов.

Нигяр-калфа
Ты голову мне на колени положи…
Вот так…
И говори всё то, что хочешь.

Ибрагим-паша
Ты знаешь ли, Нигяр,
Как я в душе всегда стремился к морю?
Всю жизнь, как тот червяк, по суше ползал,
А море
Мне снилось по ночам… Никто не знал,
Как я любил морской солёный ветер,
И солнца луч, танцующий в воде,
И крики чаек… И далёкий шум прибоя…
Как мне нравилось,
Когда корабль взлетает на волнах!
Я же моряк –
По крови, по рожденью, воспитанью!
Совсем другую жизнь мне навязал
Аллах ваш мусульманский… извини.
Что я ещё любил? Любил свою семью –
Любил я мать, отца и брата Нико.
Любил сестёр, любил своих друзей.
И – не смейся! –
Я в детстве так любил свою собаку!
Её убили,
Когда похитили меня работорговцы…
Любил я всё, что было жизнью настоящей,
И, Господи, на что её потратил?
На что потратил я единственную жизнь?!
На то, чтоб из огня таскать каштаны
Для повелителя, а ему
Всё время было мало, мало, мало!
На мелкую, ничтожную возню
С Хюррем-султан…
С поганой бабой я соревновался –
Я, Ибрагим-паша Хазретлери! –
Во всяких подлостях… На эту
Надменную кривляку Хатидже…
Пред нею рассыпался мелким бесом –
Противно вспомнить! – а тебе
Я почему то никогда не говорил,
Что я тебя люблю.
Как будто это разумелось
Само собой… А почему сначала
Я был с тобою так жесток и груб?
Признаться ли? В тебе, моя Нигяр,
Я сразу же почувствовал угрозу
Всему тому искусственному миру,
В который так удачно я вписался,
В котором я добрался до вершины,
Из рабского позора до поста
Великого визиря!
Я понял, что ты можешь разнести
Весь этот мир на клочья.**

Нигяр-калфа
А я не знала, любишь ли меня
Или подстилкою дешёвою считаешь…
Но знала я, что родилась в тот миг
Когда тебя увидела. До дня того,
Поверь, паша, я ничего не помню.
Что честь моя отныне состоит
Отнюдь не в том, чтоб соблюсти невинность,
А в том, чтоб посвятить тебе всю жизнь мою.
Хотя, паша, ты мне сказал однажды,
Что жизнь моя не стоит ничего.
Когда глаза кололи мне
«Бесстыжей шлюхой» – я молчала.
Я знала, что виновна пред законом
Людским и Божьим. Ну и что?
Нет для влюблённой женщины закона
Поскольку она чувствует себя
Уже под благодатью.
Последствия? Ах, было очевидно,
Что все они на мою голову падут.

Читайте также:  Алексей фатеев фильмы с его участием смотреть

Ибрагим-паша
(тихо, в сторону)
Какой же я мерзавец,
Кого я предал!

(с нарастающей яростью)

Ты думаешь, что мой конец
Настал сейчас? О нет, гораздо раньше!
Конец настал тогда, когда я струсил,
Конец настал, когда я сделал выбор,
Когда я пресмыкался пред султаном
И Хатидже… А надо было
Рубить канаты! И отправить свой корабль
В свободный дрейф!
Но мне душевных сил недоставало
Стряхнуть с себя весь этот грязный прах…
И я остался во дворце Топкапы…
Он распластался, словно каменная жаба
На берегу Босфора. Там же
Совсем нет воздуха!
Да там по коридору не пройдёшь –
Боишься, что воткнут кинжал под рёбра!
Там, средь гадюк, я даже не заметил,
Что превратился в монстра.
Как ты уцелела?
Как сохранила сердце чистое своё?
Смотрю я на тебя… Ведь мы с тобой, Нигяр,
Так молоды! Ещё полжизни мы
Могли быть вместе! А теперь –
Теперь уж ничего мне не исправить.

Нигяр-калфа
(испуганно)
Аллах, Аллах! Любимый, успокойся!
Тебя всего трясёт. Немного помолчи.

Ибрагим-паша некоторое время молчит, приходя в себя.

Ибрагим-паша
(уже гораздо спокойнее)
Великолепный наш султан конфисковал
Мои дворцы, поместья и казну.
Вот всё, чем ныне я владею.

Снимает с пальцев два массивных перстня и протягивает их Нигяр-калфе. Нигяр отшатывается.

Ибрагим-паша
Не дёргайся! Ведь эти бриллианты –
Приданое Кадер. Отец обязан дочь
Приданым обеспечить! Когда пора придёт –
Отдай её благополучно замуж,
Да не войдёт она ни в чей гарем.
Гляди построже, дабы не случилось
Чего-нибудь… чего-то в нашем духе.
И ещё… когда начнёт вопросы задавать,
Скажи, что Ибрагим-паша Хазретлери
Своей Кадер нисколько не стыдился,
Её рождение ошибкой не считал,
Что я искал её все эти годы,
Что всей душой благословил её
Я в свой последний день.

Нигяр-калфа
Когда бы не Кадер, ушла с тобою следом.
Мне без тебя померкнет белый свет.

Ибрагим-паша
(жёстким тоном)
Нигяр, ты прямо завтра отплывёшь
Ко мне на родину. И это мой приказ.

Нигяр-калфа
Я, как всегда, покорна вашей воле.
Но что я обрету в чужом краю?
Я никого не знаю…

Ибрагим-паша
Что там? Покой, достоинство, свобода.
Прими их, коль на свете счастья нет.
Там люди – добрые.
Там ждёт поддержка клана.
Отец мой – благородный человек.
Он не откажет сыну своему
В последней просьбе… и единственной, пожалуй.
В этом вот письме,
Которое успел черкнуть сегодня утром
Прошу его принять в состав семейства
Мою жену Нигяр…

Ибрагим-паша
То, что ты слышишь!
Мою жену Нигяр и нашу дочь.
Да, завтра! Завтра тебе будет
Здесь делать нечего.

Долгая пауза. Нигяр-калфа тихо плачет.

Ибрагим-паша
(негромко)
Теперь, наверное, я должен
Просить тебя меня забыть.
Я не могу.
Не забывай меня, Нигяр.
Ведь мёртвые, когда их забывают,
Уходят много дальше в темноту.

Нигяр-калфа
(сквозь слёзы)
Ну да, тебя забудешь!

Действие 2.
Полчаса спустя. Та же камера. Ибрагим-паша и Нигяр-калфа сидят рядом на полу. Входят Начальник стражи и несколько вооруженных янычар. При виде их Ибрагим-паша и Нигяр-калфа сразу же поднимаются на ноги.

Ибрагим-паша
Вот и пришли ко мне другие гости
Не столь приятные… А, впрочем, я их ждал.

Начальник стражи
Так! Эту дуру
Немедля выбросить! Ни к чему ей видеть
Как надлежит исполнить нам приказ
Великолепного султана Сулеймана.

Начальник стражи
Хочешь ли, изменник, повязку на глаза?

Ибрагим-паша
(надменно)
Нет. Привык я как-то
Глядеть в лицо своей судьбе.

Начальник стражи
Ну что ж, гляди.
(деловито, янычарам)
Ребята, там верёвка наготове?

Ибрагим-паша
Верёвка? Как?! Верёвка, а не меч?
У нас на родине верёвкой давят
Лишь бешеных собак, ну и воришек,
Что шарят по домам честного люда,
А я-то всё же воин и политик.

Начальник стражи
Ты шелудивый пёс. Вот так и удавлю.

Ибрагим-паша
Ты думаешь?

Молниеносным движением, совершенно неожиданно для всех, Ибрагим-паша выхватывает ятаган у ближайшего янычара из-за пояса и полосует его по горлу. В ходе схватки убивает ещё двоих. Получив смертельный удар, Ибрагим-паша падает.

Читайте также:  Вяленые помидоры без масла рецепт на зиму

Начальник стражи
(склоняясь над упавшим Ибрагимом)
И за каким шайтаном надо было
Сопротивляться? Всё равно…

Ибрагим-паша
(захлебываясь кровью)
А воин должен умереть в бою.
Как все, кто волком был, а не собакой.
Запомни, пёс презренный, – я паша!
По должности положена мне свита,
И с нею отправляюсь я Туда,
Где буду осуждён или оправдан.
(умирает)

Начальник стражи
О, горе мне!
Теперь с каким же видом
Предстану я пред светлыми очами
Султана, господина моего?!

Примечания
*Любимой книгой Ибрагима-паши была «Божественная комедия» Данте, где подробно расписано устройство Ада
**Без преувеличения. В откровенном разговоре с братом Ибрагим-паша признался, что испытывает сильнейшее желание бросить этот Османский гадюшник и уехать в Паргу вместе с Нигяр. Жаль, что он на это так и не решился.

Кто досмотрел ВВ – тот герой. Я тоже героиня)))

Этот сезон показался мне более приближенным к реалиям, правда, он такой депрессивный. Одни потери. Что поделаешь, закат жизни .

У меня было несколько попыток досмотреть, но Вахиде Перчин совсем не нравилась. В итоге смирилась и без перемоток все произошло))))))))

Сериал вызывал разные чувства, одно время сильно раздражали почти все герои, кроме Сюмбюля. А сейчас грустно, что он закончился.

Про Роксолану и Сулеймана я многое знала до сериала, а вот про других реальных героев -нет.Оказывается, Дайе-хатун не вымышленный персонаж.

На самом деле Дайе Хатун была молочной матерью шехзаде Мехмета (сына Сулеймана и
Хюррем). Известно о том, что Хюррем султан всегда благоволила к Дайе, оказывала ей почести и выражала благодарность за защиту её самой и её детей. Об этом свидетельствуют факты в книге «Исторический справочник Кягитхане».

Дайе Хатун умерла в 1543 году от депрессии. Но до этого она успела построить мечеть, хамам и школу.

Расходы на построение этих объектов были покрыты за счет доходов фонда Хасеки Хюррем Султан. В книге мечети, во дворе которой похоронена сама Дайе Хатун, есть такая запись: «Владелицей этой мечети является Дайе (няня) Султана Мехмета. Да ниспошлет Аллах покоя ее душе. Кто помянет ее молитвами, пусть того в Раю Аллах посадит рядом с пророками».

Школа Дайе – хатун давала образование детям из бедных семей на протяжении многих веков и продолжала функционировать в первой половине 20 века , во второй половине в здании школы располагались : станция жандармерии, пекарня, мэрия, дом бракосочетаний, почтовое отделение, пожарная часть и даже мясной и бакалейный магазин. После этого нижние этажи начали использовать местные торговцы в качестве мелких магазинов. В 1999 году, когда хотели снести пристройки и само здание, с тем чтобы начать строительство общественного туалета, руины старой школы привлекли внимание и работы были остановлены. Старые фотографии и открытки, в том числе фотография 1890 года, сделанная Братьями Абдуллах для Абдульхамида 2, помогла опознать в них Начальную Школу Дайе Хатун.

Начальная школа была возрождена в период 2007-2010 годов, в настоящее время является городским музеем и информационно-документационным центром в Кагитхане. Сейчас в ней выставлены произведения искусства, повествующие о последнем периоде Великолепного Века и Тюльпанового Периода.
К сожалению, история и время оказались не так милосердны в отношении хамама Дайе-хатун . В 1974 году в конце проспекта Эйюп Султан были обнаружены остатки развалин . Чуть позже на этом месте было построено здание, которое до сих пор используется, как склад.

Нигяр-калфа – собирательный образ.

У Ибрагима и Хатидже это был второй брак. Первой женой Ибрагима-паши была некая Мухсине, девушка из довольно зажиточной семьи и она была свободной женщиной (это означает, что Ибрагиму пришлось ее добиваться и заплатить за нее калым).

Некоторые исследователи считают, что Мухсине не была его женой, а любовницей. Но сохранились доказательства того, что Мухсине действительно была первой женой Ибрагима-паши и умерла она при рождении их дочери.

Перевод фотографии: «Построено в 1532 году Мимар Коджа Синаном по заказу женщины Садразама Макбуль («фаворит» и «maktul» – «убиенный») Ибрагим Паши – Мухсине Хатун.

Она называется «Мечеть супруги Ибрагима Паши» или «Мечеть Мухсине Хатун» и спроектирована Мимаром Синаном и др. архитекторами того времени.
Используются в наши дни лишь мечеть-комплекс и фонтаны.

Сценарист Мераль Окай решила добавить перчика в сериал в виде запретной любви и назвала любовницу Ибрагима-паши именем исследовательницы Нигяр Анафарта , которой удалось найти любовную переписку великого визиря.

Так появилась в Великолепном веке Нигяр-калфа.

Комментировать
3 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector
counter -->