No Image

Жена толстого льва николаевича фото

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
11 декабря 2019

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа 1828 года в Ясной Поляне. Граф происходил из нескольких древних родов, в его генеалогию вплелись ветви Трубецких и Голицыных, Волконских и Одоевских. Отец Льва Николаевича женился на пересидевшей в девках наследнице огромного состояния Марии Волконской не по любви, но отношения в семье сложились нежные и трогательные.

Мать маленького Левы умерла от горячки, когда ему было полтора года. Осиротевших детей воспитывали тетушки, которые рассказывали мальчику о том, каким ангелом была его покойная матушка – и умна, и образованна, и деликатна с прислугой, и о детях заботилась, – и как счастлив с ней был батюшка. Хотя это и была добрая сказка, но именно тогда в воображении будущего писателя сложился идеальный образ той, с которой он хотел бы связать свою жизнь.

Поиски идеала обернулись для юноши тяжким бременем, которое со временем превратилось в пагубное, почти маниакальное влечение к женскому полу. Первой ступенью к раскрытию этой новой стороны жизни для Толстого было посещение публичного дома, куда привели его братья. Вскоре в своем дневнике он напишет: "Я совершил этот акт, а потом стоял у кровати этой женщины и плакал!"

В 14 лет Лев испытал чувство, как он считал, похожее на любовь, соблазнив юную горничную. Эту картину, уже будучи писателем, Толстой воспроизведет в "Воскресении", подробно раскрывая сцену обольщения Катюши.

Вся жизнь молодого Толстого проходила в выработке строгих правил поведения, в стихийном уклонении от них и упорной борьбе с личными недостатками. Только один порок он не может преодолеть – сладострастие. Возможно, поклонники творчества великого писателя не узнали бы о многочисленных его пристрастиях к женскому полу – Колошиной, Молоствовой, Оболенской, Арсеньевой, Тютчевой, Свербеевой, Щербатовой, Чичериной, Олсуфьевой, Ребиндер, сестер Львовых. Но он настойчиво заносил в дневник подробности своих любовных побед.

В Ясную Поляну Толстой вернулся полный чувственных порывов. “ Это уже не темперамент, а привычка разврата ”, – записал он по приезде. “ Похоть ужасная, доходящая до физической болезни. Шлялся по саду со смутной, сладострастной надеждой поймать кого-то в кусту. Ничто мне так не мешает работать ."

Желание или любовь

Сонечка Берс родилась в семье доктора, действительного статского советника. Она получила хорошее образование, была умна, проста в общении, обладала сильным характером.

В августе 1862 года семья Берс поехала навестить деда в его имение Ивицы и по дороге остановилась в Ясной Поляне. И вот тогда 34-летний граф Толстой, помнивший Соню еще ребенком, вдруг увидел прелестную 18-летнюю девушку, которая взволновала его. Был пикник на лужайке, где Софья пела и танцевала, осыпая все вокруг искрами молодости и счастья. А потом были беседы в сумерках, когда Соня робела перед Львом Николаевичем, но ему удалось ее разговорить, и он с восторгом ее слушал, а на прощание сказал: “Какая вы ясная!”

Вскоре Берсы уехали из Ивиц, но теперь Толстой ни дня не мог прожить без девушки, которая покорила его сердце. Он страдал и мучился из-за разницы в возрасте и думал, что это оглушительное счастье ему недоступно: " Каждый день я думаю, что нельзя больше страдать и вместе быть счастливым, и каждый день я становлюсь безумнее. " Кроме того, он терзался вопросом: что это – желание или любовь? Этот сложный период попытки разобраться в себе найдет отражение в "Войне и мире".

Более сопротивляться своим чувствам он не мог и отправился в Москву, где сделал Софье предложение. Девушка с радостью согласилась.Теперь Толстой был абсолютно счастлив: “Никогда так радостно, ясно и спокойно не представлялось мне мое будущее с женой.” Но оставалось еще одно: прежде чем венчаться, он хотел, чтобы у них не былоь никаких секретов друг от друга.

У Сони от мужа не было никаких тайн, – она была чиста, как ангел. Зато у Льва Николаевича их было предостаточно. И тут он совершил роковую ошибку, предопределившую ход дальнейших семейных отношений. Толстой дал невесте прочесть дневники, в которых описывал все свои похождения, страсти и увлечения. Для девушки эти откровения стали настоящим шоком.

Только мать смогла убедить Соню не отказываться от брака, постаралась объяснить ей, что у всех мужчин в возрасте Льва Николаевича есть прошлое, просто, они его благоразумно скрывают от своих невест. Соня решила, что любит Льва Николаевича достаточно сильно, чтобы простить ему все, и, в том числе, дворовую крестьянку Аксинью, которая на тот момент ждала от графа ребенка.

Семейные будни

Супружеская жизнь в Ясной Поляне началась далеко не безоблачно: Софье сложно было преодолеть брезгливость, которую она испытывала к мужу, вспоминая его дневники. Однако же она родила Льву Николаевичу 13 детей, пятеро из которых умерли в младенчестве. Кроме того, она на протяжении многих лет оставалась верной помощницей Толстому во всех его делах: переписчицей рукописей, переводчиком, секретарем, издателем его произведений.

Софья Андреевна много лет была лишена прелестей московской жизни, к которой привыкла с детства, но она с покорностью принимала тяготы деревенского существования. Детей она воспитывала сама, без нянек и гувернанток. В свободное время Софья набело переписывала рукописи "зеркала русской революции". Графиня, пытаясь соответствовать идеалу жены, о котором Толстой ей не раз рассказывал, принимала у себя просителей из деревни, разрешала споры, а со временем открыла в Ясной Поляне лечебницу, где сама осматривала страждущих и помогала, насколько ей хватало знаний и умения.

Все, что она делала для крестьян, на самом деле делалось для Льва Николаевича. Граф принимал все это, как должное, и никогда не интересовался, что творилось в душе его супруги.

Из огня – да в полымя.

После написания "Анны Карениной", на девятнадцатом году семейной жизни, у писателя наступил душевный кризис. Он пытался найти успокоения в церкви, но не смог. Тогда писатель отрекся от традиций своего круга и стал настоящим аскетом: он стал носить крестьянскую одежду, вести натуральное хозяйство и даже обещал все свое имущество раздать крестьянам. Толстой был настоящим "домостроевцем", придумав свой устав дальнейшей жизни, требуя его беспрекословного выполнения. Хаос бесчисленных домашних забот не позволял Софье Андреевне вникнуть в новые идеи мужа, прислушаться к нему, разделить его переживания.

Иногда Лев Николаевич выходил за грань разумного.То требовал, чтобы младших детей не учили тому, что не нужно в простой народной жизни, то хотел отказаться от собственности, лишив тем самым семью средств к существованию. То желал отречься от авторских прав на свои произведения, потому что считал, что не может владеть ими и получать от них прибыль.

Софья Андреевна стоически защищала интересы семьи, что привело к неизбежному семейному краху. Более того, ее душевные муки возродились с новой силой. Если раньше она даже не смела оскорбляться на измены Льва Николаевича, то теперь ей стали вспоминаться разом все былые обиды.

Ведь всякий раз, когда она, беременная или только что родившая, не могла делить с ним супружеское ложе, Толстой увлекался очередной горничной или кухаркой. Вновь грешил и раскаивался. Но от домашних требовал повиновения и соблюдения своего параноидального устава жизни.

Письмо с того света

Умер Толстой во время путешествия, в которое отправился после разрыва с женой в весьма преклонном возрасте. Во время переезда Лев Николаевич заболел воспалением легких, сошел на ближайшей крупной станции (Астапово), где в доме начальника станции умер 7 ноября 1910 года.

После смерти великого писателя на вдову обрушился шквал обвинений. Да, она не смогла стать единомышленницей и идеалом для Толстого, но была образцом верной жены и примерной матери, пожертвовав своим счастьем ради семьи.

Разбирая бумаги покойного мужа, Софья Андреевна нашла запечатанное его письмо к ней, датированное летом 1897 года, когда Лев Николаевич впервые решил уйти. И теперь, словно из мира иного, зазвучал его голос, словно просящий прощения у жены: “ . с любовью и благодарностью вспоминаю длинные 35 лет нашей жизни, в особенности первую половину этого времени, когда ты со свойственным твоей натуре материнским самоотвержением, так энергически и твердо несла то, к чему считала себя призванной. Ты дала мне и миру то, что могла дать, дала много материнской любви и самоотвержения, и нельзя не ценить тебя за это. благодарю и с любовью вспоминаю и буду вспоминать за то, что ты дала мне. ”

Читайте также:  44 Итальянский это какой русский

В то время никто и предположить не мог, что внучка классика Софья Толстая увлечётся крестьянским поэтом Сергеем Есениным, и об этом бунтарско-аристократическом романе будет говорить всё литературное сообщество.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Замечательной женщиной была Софья Толстая, жена Льва Толстого. Биография ее тесно связана с жизнью и творчеством ее великого супруга. Эта женщина пожертвовала светским обществом и привычной городской жизнью ради того, чтобы быть с ним. После смерти писателя занималась изданием его наследия именно Софья Андреевна Толстая. Биография этой женщины будет подробно рассмотрена в статье.

Л. Н. Толстой 23 сентября 1862 г. женился. Девичья фамилия Софьи Андреевны Толстой – Берс. На тот момент девушке было 18 лет, а Льву Николаевичу – 34. Супруги прожили вместе очень долго – 48 лет. Их разлучила смерть графа Толстого. Однако этот брак нельзя назвать безоблачно счастливым и легким. Софья Толстая родила Льву Николаевичу 13 детей. Она опубликовала прижизненное собрание сочинений Толстого, а также посмертное издание писем великого автора. Лев Николаевич же в последнем послании, адресованном своей супруге после ссоры, признавался, что, несмотря ни на что, любит ее, однако жить с ней не может. После этого он отправился в свой последний путь до ст. "Астапово".

Была ли Софья Андреевна плохой женой?

Как при жизни мужа, так и после смерти Льва Николаевича Софью Андреевну обвиняли в том, что ей не удалось понять своего супруга, разделить его идеи. Она якобы была чересчур приземленной и очень далекой от философских воззрений Толстого. Сам Лев Николаевич обвинял ее в этом. По сути, это и была главная причина их разногласий, омрачавших как минимум последние 20 лет супружеской жизни. Однако ее нельзя назвать плохой женой. Об этом свидетельствует и биография Софьи Толстой. Она всю свою жизнь посвятила рождению и воспитанию детей, решению хозяйственных и крестьянских проблем, заботам по дому и сохранению творческого наследия своего супруга. Ради этого ей пришлось забыть и о светской жизни, и о платьях.

Дружба Толстого с семьей Берс

Граф Толстой до встречи со своей женой уже успел сделать педагогическую и военную карьеру. Кроме того, он стал известным писателем. Толстой был знаком с семьей Берсов еще до службы на Кавказе и состоявшегося в 1850-х годах путешествия по Европе. Софья – вторая дочь Андрея Берса, врача, работавшего в Московской дворцовой конторе, и Любови Берс, его супруги (девичья фамилия – Иславина). Всего в семье было трое дочерей, а также два сына. Берсы жили в Москве, однако редко посещали тульское имение Иславиных, находящееся в селе Ивицы, откуда до Ясной Поляны было совсем недалеко. Любовь Александровна дружила с Марией, сестрой Льва Николаевича. А Константин, ее брат, был приятелем самого графа. Толстой впервые увидел Софью и ее сестер еще детьми. Они вместе проводили время и в Москве, и в Ясной Поляне, пели, играли на фортепиано, и даже однажды поставили оперный спектакль.

Образование

Будущая супруга Толстого, Софья Берс (Толстая), получила отличное домашнее образование. С детства ее мать прививала своим детям вкус к литературе. Затем она окончила Московский университет, получив диплом домашней учительницы. Известно, что Софья Берс писала небольшие рассказы. Она сочиняла их еще с юности. Кроме того, Софья вела дневник, признанный позже одним из лучших образцов мемуарного жанра.

Как Софья Андреевна очаровала Толстого

Толстой, вернувшийся в Москву, обнаружил уже взрослую очаровательную девушку вместо маленькой девочки, какой он запомнил Софью Берс. Семьи вновь сблизились и стали бывать в гостях друг у друга. Берсы заметили интерес Льва Николаевича к своей дочери, но считали, что Толстой будет свататься к старшей, Елизавете. Известно, что одно время он и сам сомневался, но в августе 1862 г., после очередного дня, который Лев Толстой провел с семейством, он принял окончательное решение. Девушка покорила его ясностью и простотой суждений, своей непосредственностью. Они на несколько дней расстались, а затем граф сам отправился в Ивицы. Здесь Берсы устроили бал. Софья танцевала на нем так, что Толстой отбросил последние сомнения.

Чтение дневника Толстого

16 сентября Лев Толстой попросил руки Софьи Берс, отправив предварительно письмо девушке, для того чтобы убедиться в ее согласии. Толстой, желая быть честным со своей будущей супругой, дал Софье прочесть свой дневник. Берс узнала о бурном прошлом Льва Николаевича, об азартных играх, о множестве романов, включая и связь с Аксиньей, крестьянской девушкой, ждавшей от графа ребенка. Это шокировало будущую супругу Толстого, однако она скрывала свои чувства как могла. Тем не менее Софья пронесет через всю свою жизнь память об этих откровениях.

Свадьба и первые годы замужества

Через неделю после помолвки сыграли свадьбу. Граф хотел обвенчаться со своей невестой как можно скорее. Как казалось Толстому, он наконец нашел ту самую, о которой грезил еще с детства. Лев Николаевич, рано потерявший мать, часто слушал рассказы о ней. Он хотел, чтобы будущая жена была такой же любящей, верной, разделяющей его взгляды помощницей и матерью, простой и одновременно способной оценить дар своего мужа и красоту литературы. Именно такой представлялась ему Софья Берс – 18-летняя девушка, которая отказалась от красивых нарядов, светских приемов, городской жизни ради того, чтобы быть рядом с супругом, жить в его загородном имении. Она заботилась о хозяйстве, привыкая постепенно к сельской жизни, так непохожей на прежнюю.

Семейный мир Толстых

Софья Андреевна создала особый семейный мир. У Толстых появились свои традиции. Это ощущалось больше всего во время семейных праздников, чувствовалось также на Рождество, Троицу, Пасху. Все эти праздники любили в Ясной Поляне. К ним заранее готовились и всегда торжественно отмечали. Семейство ездило в Никольскую церковь на литургию. Она находилась в двух километрах южнее усадьбы. Каждый год на Рождество ставили елку, украшали ее золочеными орехами, вырезали фигурки зверей из картона и др. Кроме того, в Ясной Поляне устраивали маскарад. В нем принимали участие Софья Андреевна, Лев Николаевич, их дети, а также гости, крестьянские ребята, дворовые. Анковский пирог и индейка неизменно подавались на праздничный обед.

Рецепт пирога Софья привезла из своей семьи. Его передал Берсам профессор Анке, доктор и друг семьи. Летом жизнь Толстых оживала. Устраивались купания в р. Воронке, игра в городки и теннис, походы за грибами, пикники, домашние спектакли, музыкальные вечера. Часто обедали во дворе, на веранде пили чай. Множество гостей неизменно приезжало к Толстым, и всем им находилось место на ночлег. Софья Андреевна могла и накормить всех, и удостоить своим вниманием. По словам А. Фета, графиня сочетала в себе два важных качества – "поэтичность натуры" и "практический инстинкт".

В семье Ильи Львовича, сына Софьи, в 1888 году появилась на свет дочь Анна. Она стала первой внучкой Софьи Андреевны и Льва Николаевича. С этого времени большая семья Толстых каждый год увеличивалась. Внуки стали в Ясной Поляне самыми желанными гостями.

Первое проявление характера

В 1863 году Софья Толстая родила первенца Сережу. Тогда же Толстой принялся за написание своего великого романа "Война и мир". Жена его, несмотря на тяжело протекавшую беременность, не только занималась домашними делами, но и находила время и силы помогать в работе мужу – она набело переписывала черновики.

После рождения Сережи Софья Андреевна впервые проявила свой характер. Она была не способна сама выкормить сына, поэтому потребовала привести кормилицу, хотя Толстой был категорически против. Он говорил, что в таком случае дети этой женщины останутся без молока. Во всем остальном Софья Толстая следовала установленным супругом правилам. Она решала проблемы крестьян, живших в окрестных деревнях, лечила их. Софья Толстая всех детей воспитывала и учила дома. Из тринадцати в раннем возрасте умерло пятеро, и смерть каждого из них оставляла след в душе этой женщины.

Читайте также:  Десерты с шоколадом без выпечки

Обиды накапливаются

Почти безоблачно прошли первые 20 лет, однако претензии постепенно накапливались. Толстой в 1877 году закончил "Анну Каренину". Он ощущал неудовлетворенность жизнью. Это очень обижало и огорчало супругу. Ведь Софья Андреевна Толстая пожертвовала ради него всем, а в ответ – недовольство жизнью, которую она обустраивала для него так усердно.

Нравственные искания Льва Николаевича оформились в заповеди, по которым его семье надлежало теперь жить. Граф призывал в числе прочего к простому существованию, к отказу от курения, алкоголя, мяса. Он носил крестьянскую одежду, делал сам обувь и одежду для детей, жены и себя. Лев Николаевич даже хотел отказаться от имущества в пользу жителей села. Жене стоило больших трудов отговорить его от этого поступка.

Софья Андреевна Толстая не могла смириться с тем, что Лев Николаевич, почувствовав свою вину перед человечеством, не ощущал ее перед ней. Он был готов отдать крестьянам все нажитое на протяжении многих лет. А граф ждал от своей супруги, что она полностью разделит как материальную, так и духовную жизнь, философские воззрения Льва Николаевича. Толстой, впервые серьезно поссорившись со своей женой, ушел из дома. После возвращения он не доверял уже Софье Андреевне свои рукописи. Обязанность переписывать черновики теперь легла на дочерей, и жена Льва Толстого, Толстая Софья Андреевна, очень к ним ревновала.

История с Александром Танеевым

Смерть Вани, последнего ребенка, родившегося в 1888 г., подкосила супругу великого писателя. Этот мальчик не дожил и до 7 лет. Поначалу общее горе сблизило супругов, но ненадолго. Разделившая их пропасть, непонимание, взаимные обиды подтолкнули Софью Андреевну находить утешение на стороне. Толстая увлеклась музыкой. Она стала часто ездить в Москву, где брала уроки у Александра Танеева. Ни для Толстого, ни для самого Танеева не были секретом романтические чувства Софьи к последнему, однако отношения между ними остались дружескими. Тем не менее Лев Николаевич, злившийся, ревновавший, не мог простить жене эту "полуизмену".

Роковая ссора

Взаимные обиды и подозрения в последние годы переросли практически в маниакальную одержимость. Толстая стала перечитывать дневники своего супруга, пытаясь найти в них что-то плохое о ней. Лев Николаевич ругал ее за излишнюю подозрительность. Роковая ссора произошла между супругами в ночь с 27 на 28 октября 1910 г. Граф собрал свои вещи и ушел, оставив прощальное письмо Софье Андреевне. Он сообщал, что любит ее, но не может поступить иначе. Прочитав записку, как свидетельствуют домашние, Софья Андреевна бросилась топиться. Толстую чудом вытащили из пруда.

Болезнь и смерть Толстого

Через некоторое время поступила информация о том, что Лев Николаевич, простудившись, умирает на станции "Астапово" от воспаления легких. Дети его и Софья Николаевна, которую он не хотел видеть даже тогда, приехали к нему в домик станционного смотрителя. Перед самой кончиной писателя произошла последняя встреча супругов. Льва Николаевича не стало 7 ноября 1910 г.

Жизнь Софьи Андреевны после смерти мужа

Софья Толстая, жена Льва Толстого, пережила своего мужа на девять лет. Она издала его дневники. Уход Толстого и его смерть тяжело подействовали на нее. Она не могла забыть того, что не видела своего супруга в сознании перед его кончиной.

Последние годы Софья Андреевна прожила в Ясной Поляне, приводя в порядок наследие супруга. Толстая в последние годы своей жизни описывала книги и предметы по шкафам, комнатам. В спальне мужа и его кабинете Софья Андреевна оставила обстановку последнего дня его жизни, проводила по этим комнатам первые экскурсии.

Она умерла 4 ноября 1919 г. от воспаления легких, дожив до 75 лет. Недалеко от имения, на Кочаковском кладбище, была похоронена Софья Толстая. Фото могил этой женщины и Татьяны Андреевны Кузьминской, ее сестры, представлено выше.

В этом году исполняется 175 лет со дня рождения графини Софьи Толстой (1844–1919).

Почти полвека рядом с Толстым была женщина, которая очень его любила, заботилась о нем, помогала во всех делах, подарила ему 13 детей. Софья Андреевна всю себя отдавала мужу и детям, обожала Ясную Поляну и все, что с ней связано. А что еще она любила?

О привязанностях графини, ее увлечениях, любимых вещах и занятиях нам рассказала Элеонора Петровна Абрамова, главный хранитель музея-усадьбы «Ясная Поляна».
В записной книжке Софьи Андреевны есть интересная запись, позволяющая представить нам круг ее интересов и увлечений: «Что я люблю: В душе покой. В голове мечту. Любовь к себе людей. Люблю детей. Люблю всякие цветы. Солнце и много света. Лес. Люблю сажать, стричь, выхаживать деревья. Люблю изображать, т.е. рисовать, фотографировать, играть роль; люблю что-нибудь творить – хотя бы шить. Люблю музыку с ограничением. Люблю ясность, простоту, талантливость в людях. Наряды и украшения. Веселье, празднества, блеск, красоту. Люблю стихи. Ласку. Сентиментальность. Люблю работать производительно. Люблю откровенность, правдивость…»
Итак, графиня любила…


П. Е. Кулаков. Софья Андреевна в цветнике у яснополянского дома. 1908 г.

Сажать цветы и деревья. Когда 18-летняя Софья впервые приехала в усадьбу, Ясная Поляна выглядела не так, как сейчас. Московская барышня, новоиспеченная графиня Толстая вышла из кареты перед домом и увидела заросший дворик, нечистоты, неухоженность… Став хозяйкой Ясной Поляны, она занялась благоустройством усадьбы. Цветники рядом с домом – творение графини. Ее любимым был цветник с южной стороны. Там Софья Андреевна высадила луковичные растения.

Весной, стоило только сойти снегу, в усадьбе зацветали пролески, крокусы, потом нарциссы, тюльпаны… Сейчас любимый цветник графини Толстой выглядит точно так же.

Добрая половина лесной красоты в усадьбе появилась именно благодаря Софье Андреевне. Все еловые посадки с конца 1880-х годов до 1906 года – дело ее рук. Елочки под Грумантом, елочки у колодца за Чепыжом. Но самый красивый участок – елочки-ромбы – графине помог посадить лесничий Эдуард Керн. Опытный и продвинутый лесовод предложил сажать елки клин в клин с лиственными породами. Так и разметили – по краям треугольника лиственные породы, а внутри – елки. В 1889 году графиня Толстая высадила 6800 елок и 5300 дубов. А в 1891 году около дома посадила Веймутову сосну, пихту, тую западную, ольху зубчатую около Верхнего пруда. 55-летняя Софья Андреевна пишет: «Октябрь 1899 года. Вместо прогулки я работаю в нашем яснополянском лесу и саду. Сажала кое-где разные деревья. Так, например, я посадила с Юлией Ивановной [Игумновой – секретарем Л. Н. Толстого] лиственницы между Чепыжом и еловой посадкой».

П. Е. Кулаков. С.А.Толстая в аллее яснополянского парка. 1908 г.

Наряжаться. Софья Андреевна была щеголихой – любила одеваться модно. Когда дочери Тане пришло время выходить в свет, на балы ее возила именно Софья Андреевна. Хотя было положено, чтобы это делал отец, но Лев Николаевич уже не посещал светских мероприятий. В своих записках Софья Андреевна детально описывает платья, в которых были Таня и она сама. А еще пишет, что она моложава, великолепно выглядит и на балах ей говорят об этом. Она купалась в мужском внимании!

Читать книги. В Ясной Поляне был культ семейного вечернего чтения. Сама графиня любила разную литературу, но больше всего – философские труды. Ее любимые авторы – Сократ, Эпиктет, Марк Аврелий. Любила русскую литературу; зарубежную литературу читала в подлиннике. Она с детства владела французским и немецким языками, в ее семье было принято один день говорить на французском, а другой – на немецком. Уже вместе с детьми Софья Андреевна выучила английский язык.


Любимая скамейка писателя в елочках-ромбах.

Делать приятное близким. Толстой часто уединялся в лесу. Графиня заметила, что ее муж частенько ходит гулять в одном и том же направлении, и решила поставить на лесной тропинке скамейку, чтобы он отдыхал. Иногда он уходил сюда подальше от родственников и многочисленных ходоков, просителей, гостей. На этой скамейке писателя никто не смел беспокоить – это было его любимое место размышлений. Скамейка из березовых жердей стоит в лесу и сейчас. Правда, ее ежегодно обновляют, но внешне она остается такой же, какой ее задумала Софья Андреевна.

Пасху. По воспоминаниям младшей дочери Толстых Александры Львовны, самым большим впечатлением ее детства было празднование Пасхи. Она описывает, как в столовой Хамовнического дома в Москве накрывается стол, густо накрахмаленная скатерть стоит колом, на столе яйца, пасха, куличи, окорок. Появляется мама в великолепном платье серебристого цвета. Когда Толстые перестали жить в Москве, Пасху отмечали вместе с деревенскими жителями, которые приходили в усадьбу.

Читайте также:  Девушка хованского ирина виноградова

Супружеская пара Толстых. Фото Софьи Андреевны Толстой. 23 сентября 1895 года.

Фотографировать. Первые снимки она сделала в конце 1880-х годов, но они были не очень удачными в техническом плане.

А в 1895 году, когда умер 7-летний сын Ванечка, фотография спасла, «вытащила» Софью Андреевну из омута страшного горя.

Она писала, что ей захотелось заснять любимые места Ванечки. С этого все и началось. «Настоящее горе не то, над которым сидишь и плачешь; а то, от которого бежишь, стараешься развлечься всячески, чем бы то ни было, лишь бы не страдать», – замечала она. Дорожная фотокамера, очень тяжелая, до сих пор есть в усадьбе. Потом в семье появился портативный «Кодак». Существует знаменитая серия снимков, которые супруга писателя делала в годовщину свадьбы. Первый снимок появился 23 сентября 1895 года, и затем она делала их вплоть до 23 сентября 1910 года. Она настраивала фотоаппарат, а потом быстро подходила к мужу – на снимке они были вдвоем. Эти фото можно назвать прародителями современных селфи.
Больше всего она любила снимать детей, внуков, природу, усадьбу. В 1912 году ограниченным тиражом Софья Андреевна издала альбом фотографий «Толстой в жизни», где были исключительно ее снимки. На первой странице есть ремарка: «В пользу погорелых окрестностей Ясной Поляны».

«Уголок серьезных разговоров». Входишь в зал – и слева круглый стол рядом с зеркалами, диван. Сам по себе этот стол довольно любопытен, это одна из старых вещей в этом доме. По вечерам там обычно собирался ближний круг, читали вслух, играли в шахматы, разговаривали, спорили. Около одиннадцати часов вечера все обычно расходились спать, а графиня задерживалась – оставалась в одиночестве и тишине поработать.

Свою комнату. Софья Андреевна переехала в эту комнату в 1906 году и прожила здесь до своей смерти. Комната выглядит так же, как в ее последние годы. Здесь поражает обилие фотографий на стенах. Над письменным столом висят снимки родных Софьи Андреевны: матери, отца, умерших детей. Над диваном справа от входной двери – фото друзей, знакомых, тех, кто был вхож в дом. Над кроватью – крошечный образок «Трех Радостей», принадлежавший тетке Толстого Татьяне Александровне Ергольской. Им благословляли Льва Николаевича, уходящего на войну. Ценен и интересен не столько сам образок и оклад, сколько запись Софьи Андреевны на обороте: «Она [Татьяна Александровна] просила, чтоб икона эта во всю жизнь всегда сопровождала гр. Льва Никола[евича] Толстого. Когда он утратил веру в нее, отдал мне».

Заниматься самокопанием. По дневниковым записям Софьи Андреевны видно, что она вела большую внутреннюю работу. Она знала свои недостатки, знала, за что ее можно упрекнуть, и старалась освободиться от этого. Одним из таких недостатков была ревность. На момент венчания Софье Берс было всего лишь 18 лет, а Льву Толстому – 34. Лев Николаевич не хотел обманывать будущую жену и незадолго до свадьбы отдал ей свои дневники. Из них Софья Андреевна узнала о прошлых связях писателя. Прошлое мужа волновало графиню до старости и было причиной глубокой ревности, отравлявшей ей жизнь.

Творчество. Она обожала слушать музыку, причем признавала, что сама она пианист никудышный. Часто играла в четыре руки с племянницами, с сестрой Толстого Марией Николаевной, да и с самим Львом Николаевичем. Укладываясь спать, их дети слышали, как родители допоздна играли на рояле симфонии Гайдна и Моцарта. Когда она ездила в Москву, то подробно расписывала свой день: визит к врачу, к стоматологу, в магазин… А вечером обязательно – музыкальный концерт.

Она детально выписывала, что она слышала, кто играл, как играл и насколько это ее впечатлило. Для нее это было очень важно.

Есть вот такая ее грустная цитата: «В душе моей происходит борьба: страстное желание ехать в Петербург на Вагнера и другие концерты и боязнь огорчить Льва Николаевича и взять на свою совесть это огорчение. Ночью я плакала от того тяжелого положения несвободы, которое меня тяготит все больше и больше. Фактически я, конечно, свободна: у меня деньги, лошади, платья – все есть; уложилась, села и поехала. Я свободна читать корректуры, покупать яблоки Л. Н., шить платья Саше и блузы мужу, фотографировать его же во всех видах, заказывать обед, вести дела своей семьи – свободна есть, спать, молчать и покоряться. Но я несвободна думать по-своему, любить то и тех, кого и что избрала сама, идти и ехать, где мне интересно и умственно хорошо; не свободна заниматься музыкой, несвободна изгнать из моего дома тех бесчисленных, ненужных, скучных и часто очень дурных людей, а принимать хороших, талантливых, умных и интересных. Нам в доме не нужны подобные люди – с ними надо считаться и стать на равную ногу; а у нас любят порабощать и поучать… И мне не весело, а трудно жить… И не то слово употребила: весело, этого мне не надо, мне нужно жить содержательно, спокойно, а я живу нервно, трудно и малосодержательно» (8 марта 1898 года).
В живописи Софья Андреевна была самоучкой. Она рисовала простые, но очень милые картинки, которые развешаны по стенам в ее комнате.


Май, 1909 г. Софья Толстая с внуками. Фото В. Черткова.

Последние годы жизни Софьи Андреевны нельзя назвать счастливыми. Она пишет: «Совсем больная и так, я почувствовала снова этот приступ отчаяния; я легла на балконе на голые доски… Вышел Лев Николаевич, услыхав, что я шевелюсь, и начал с места на меня кричать, что я ему мешаю спать, что я уходила бы. И я ушла в сад и два часа лежала на сырой земле в тонком платье. Я очень озябла, но очень желала и желаю умереть. Если б кто из иностранцев видел, в какое состояние привели жену Льва Толстого, лежащую в два и три часа ночи на сырой земле, окоченевшую, доведенную до последней степени отчаяния, – как бы удивились добрые люди!» О депрессивном и подавленном состоянии графини говорили многие из ее окружения. Сергей, старший сын, считал, что причиной были «расхождение во взглядах с мужем, женские болезни и критический возраст женщины, смерть обожаемого меньшего сына Ванечки (23 февраля 1895 года), тяжелая операция, которую она перенесла в 1906 году, и в 1910 году – завещание отца».
Младшая дочь Александра Львовна, напротив, считала, что попытки матери покончить с собой были притворством, направленным на то, чтобы задеть супруга.

Уход Льва Толстого из дома и его смерть на станции Астапово Софья Андреевна пережила очень тяжело. А подписанное тайно от семьи, в лесу, завещание, которое предоставляло право всенародного пользования его произведениями, лишили семью возможности получать гонорары. Оставшись без средств к существованию, Софья Андреевна решила продать усадьбу. Она обратилась к царю Николаю II с прошением о приобретении Ясной Поляны в государственную собственность, но получила отказ.
Графиня Толстая оказалась без денег, с огромной семьей, которая вся – на ней. В 1917, 1918 и в начале 1919 года Софья Андреевна была вынуждена писать записки на дворню, где стояли коровы и телята, с просьбой выделить ей кружку молока. Таких документов сохранилось множество.

Умерла Софья Андреевна от воспаления легких 4 ноября 1919 года в возрасте 75 лет в своем яснополянском доме.

Она сама решила вымыть окна и сильно простудилась. Болела она в течение недели. Рядом с ней была Александра Львовна. Во время похорон графини яснополянские крестьяне в знак большой любви и уважения к ней просили священника отслужить от них панихиду, «памятуя добродетели дорогой и глубокочтимой Софьи Андреевны». Жена писателя была похоронена на сельском семейном кладбище в Кочаках у Никольского храма.

Фотографии из архива музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна».

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector
counter -->